Суббота, 23.06.2018, 11:13
Строительство оборудования газификации
Главная » 2018 » Июнь » 5 » Глава «Яндекс.Денег» о работе под санкциями
22:16
Глава «Яндекс.Денег» о работе под санкциями

— В прошлом году под санкции со стороны США попали «Яндекс.Деньги». Какой негативный эффект вы зафиксировали на бизнес компании?

— Никакой. Мы попали под них как «дочка» Сбербанка (владеет 75% в «Яндекс.Деньгах». — RNS.), и другие дочерние компании банка были включены в список. Единственное ограничение, которое на деятельность компаний накладывают эти санкции, — это ограничение на получение долгосрочного финансирования от американских компаний. Мы не используем финансирование из Штатов, поэтому, естественно, это на нас никак не повлияло.

— Отразились ли они на объеме транзакций, количестве кошельков или на потенциальных партнерствах компании за рубежом?

— Нет, конечно. Какие могут быть потери от того, что мы не используем? Вы перестали пить коньяк по утрам? Примерно то же самое — никогда не пили.

— Ранее платежная система Qiwi объявляла о решении продать терминальные сети в США (Qiwi USA и IT Billion), долю в терминальной сети в Бразилии (29,5%) и сети Qiwi в Иордании (49%), а также Qiwi Wallet Europe. Вели ли «Яндекс.Деньги» переговоры о покупке этих активов? Вообще, интересно ли «Яндекс.Деньгам» войти в капитал Qiwi?

— Нет, это не наш бизнес. Мы используем терминальные сети исключительно на договорной основе.

— Какой экономический эффект «Яндекс.Деньги» получают от партнерства с JD.com и AliExpress в России? Считали ли вы долю покупок на этих площадках?

— Я бы оценивала не конкретно эти две компании, а в принципе китайских ритейлеров, которые пришли в Россию. Феномен несколько больше, чем два кусочка большого айсберга. В реальности уже около 60 китайских магазинов подключены к нашему платежному решению, и это действительно очень серьезный тренд. Их оборот через наш сервис за год увеличился в 30 раз. Россияне массово пошли закупаться в Китае — таких покупателей стало в три раза больше. Мы видим существенные изменения в их поведении: люди перестали бояться покупать товары за рубежом и предоплачивать — это тоже ведь совершенно другой сценарий. Когда вы заказываете вещь в магазине в своем городе, ее сначала привозят, вы ее трогаете, видите, что это ваш размер и цвет, и после этого платите, а в случае с Китаем — вы расплатились и ждете три недели. Оказалось, что люди к этому готовы, и для нашего бизнеса это совершенно новый трафик, это новые покупки, которые раньше люди себе не позволяли, и для рынка это очень большие изменения.

— Когда вы зафиксировали эти изменения, когда пользователь перестал бояться интернет-покупок?

— Где-то в конце 2014 года пошла эта тенденция, и весь 2015 год ситуация очень бурно развивалась. Первые китайские магазины показали успешные результаты, и весь следующий год, следом за ними, остальные китайцы очень активно стали выходить на российский рынок. Мы со своей стороны тоже этому способствовали: ездили по Китаю и объясняли, что в России есть желающие покупать китайские товары.

— В данный момент вы тоже ведете переговоры с какими-то китайскими площадками?

— Да, конечно, теперь это постоянный поток. Не назову имен — мы объявляем новые магазины только по факту подключения, потому что никогда не знаешь, сколько времени это займет. Это крупные, средние и мелкие игроки рынка — не нужно быть гигантом, чтобы выйти в Россию: и платежи подключить очень просто, и с рекламой выйти тоже сразу понятно куда — вот и все.

— Вы считали долю покупок на китайских площадках, оплаченных через «Яндекс.Деньги»?

— Если говорить от иностранного оборота всех платежей, то это около 60% именно по онлайн-ритейлу.

— Ведут ли «Яндекс.Деньги» переговоры с eBay о том, чтобы пользователи могли оплачивать покупки на торговой площадке? Вам было бы интересно сотрудничество с американской торговой площадкой?

— Да, конечно же, мы достаточно давно разговариваем, просто пока не названы никакие конкретные конфигурации или сроки. И им интересно, и нам интересно.

— Почему переговоры пока ни к чему не приводят?

— Мы большие компании — это значит, что технологическое решение будет нетривиальным. Плюс к тому — и у нас, и у них большие роадмапы и планы, поэтому найти ту точку, в которой мы пересечемся и вместе что-то сделаем, не так просто. Я бы сказала, что у нас сейчас вялотекущее общение, не то чтобы все завтра случится.

— «Яндекс.Деньги» заявляли об интересе к рынку криптовалюты. Проводились ли консультации с ЦБ — вы представляли регулятору свой проект?

— В ЦБ есть рабочая группа, которая только недавно начала исследовать этот вопрос, поэтому консультироваться рано. Здесь, скорее, вопрос в том, что blockchain становится эффективен, когда какая-то индустрия целиком, всеми игроками рынка, договаривается его использовать. Это же не сервис, который можно сделать в одиночку. Должно быть много участников, которые бы добровольно в него включились, и платежный рынок в этом отношении довольной сложный — многочисленным игрокам тяжело прийти одномоментно к договоренности. Поэтому пока не случится толчок со стороны регулятора, думаю, никаких серьезных движений не начнется.

Да, мы смотрим, взвешиваем, оцениваем, — это, безусловно, все очень привлекательно, blockchain делает все процессы быстрее и дешевле, но никто не готов завтра собраться, сесть за стол переговоров и договориться — например о том, как все вместо расчетной системы ЦБ станут использовать систему расчетов на основе blockchain.

Перспективы blockchain в России могли бы быть прекрасны. У нас есть масса отраслей, которые очень бы выиграли от такого способа обмена информацией, например страховые компании, а также всевозможные государственные структуры, которые оказывают информационные услуги, потому что идеальная сфера применения blockchain — это фиксация прав или взаимоотношений с помощью распределенной сети. Например, когда вы ходите за справкой в какую-нибудь инстанцию, удобно было бы, чтобы это была распределенная база данных — которая отовсюду доступна, не «ложится», не теряет информацию. Идеал — распределенная система, в которой можно быстро и дешево получить желаемое. Но, к сожалению, для того чтобы на такие рельсы перевести систему хранения информации о правовых отношениях, нужна огромная воля как со стороны государства, так и со стороны непосредственных участников этого рынка.

— Если в России не получится запустить виртуальные деньги — есть ли у вас планы по запуску проекта в других странах мира, пока рынок еще не насыщен?

— А какая разница? Это все равно не проект одной компании. Не бывает blockchain-проекта, принадлежащего кому-то одному. И тот же самый Ripple, который обслуживает финансовые сообщества в Штатах, это не более чем протокол — он работает постольку, поскольку в него включаются банки и другие участники расчетов.

— В какой перспективе эта технология может быть реализована в России?

— Если смотреть, как у нас сейчас оцифровываются все отношения в государстве, то, может быть, еще годиков пять, и мы будем к этому морально готовы.

— Комфортно ли «Яндекс.Деньги» ощущают себя с таким акционером, как Сбербанк? Ведутся ли переговоры о доведении Сбербанком доли в платежной системе до 100%?

— Нет, сама пропорция долей в сделке со Сбербанком изначально была рассчитана так, чтобы соблюсти баланс отношений между двумя акционерами, собственно, в этом была и продуктовая цель. И нам, и нашим клиентам, и Сбербанку важно, чтобы мы оставались «Яндекс.Деньгами». Наша компания покупалась не в качестве еще одной команды программистов, которую нужно было бы включить в общий пул разработчиков, а именно как отдельный и цельный бизнес. У нас все вполне гармонично.

— Обсуждается ли возможность выхода «Яндекс.Денег» на IPO? Если да, в каком горизонте это может произойти?

— Думаю, что нет. Мы не видим в этом сейчас ценности. Мы операционная компания.

— Если нет планов по IPO, акционеры все равно хотят получать прибыль от компании. Выплачивают ли «Яндекс.Деньги» дивиденды акционерам? Если да, то какой объем дивидендов был в 2015 году? Если нет — планируется ли начать выплату дивидендов?

— Не вдаваясь в конкретные суммы, которые всегда зависят от стратегии компании и ее планов инвестирования в новые продукты, могу подтвердить, что дивиденды мы выплачиваем, ведь одна из задач бизнеса — приносить акционерам прибыль.

— Как пакет антитеррористических поправок повлиял на динамику платежей через «Яндекс.Деньги»?

— Он вынудил большое количество клиентов пройти предложенные процедуры идентификации. Мы заранее понимали, что эти поправки случатся, у нас было достаточно времени, чтобы подготовиться. Кроме того, инфраструктура идентификации, которую мы начали строить чуть ли не за пять лет до этого, у нас достаточно широкая. Я бы сказала, что по факту поправок мы просто сфокусировались на тех продуктах и сервисах, которые могли пользователей мотивировать принять новые условия, и сейчас, оборачиваясь, мы понимаем, что у нас по-прежнему переводы растут очень быстро.

Не готова озвучивать точные цифры по обороту, но мы растем в пять раз быстрее рынка. Сейчас у нас больше 25 млн пользователей — за год эта цифра выросла на 20%, ежедневно открывается больше 15 000 счетов, а с учетом оборотов «Яндекс.Кассы» — каждую секунду мы проводим до 600 платежей. То есть пока я отвечала на этот вопрос, с помощью нашей компании совершилось уже 8000 транзакций.

— Как кризис отразился на услугах «Яндекс.Денег» в области кредитования?

— «Яндекс.Деньги» сами не выдают кредиты. Но мы с кредитованием сталкиваемся в двух областях: в «Яндекс.Кассе» есть кредитование как способ оплаты. Магазин берет у нас платежное решение, ставит у себя на сайте оплату чем угодно — карточкой, кошельком, наличными в терминалах и, в том числе, оплату в кредит. Если его покупатель нажмет нашу кнопку «Купить в кредит», мы откроем ему анкету, где нужно написать, кто он такой, и отправим анкету в финансовую организацию, которая этот кредит ему в реальном времени выдаст. Покупатель пройдет онлайновый скоринг и подпишет при получении товара кредитный договор. Этот способ оплаты не сильно зависит от кризиса, это же не ипотечные кредиты, это POS-кредитование — кредиты на сумки и холодильники не особенно страдают.

А вторая ниша — погашение кредитов пользователями кошельков. Тут мы, скорее, видим рост, связанный с тем, что люди более системно стали относиться к процессу погашения, больше внимания этому уделяют, больше фокусируются, чтобы не в суматохе на бегу наличные в терминал запихнуть, а единожды настроить автоплатеж и не беспокоиться.

— Какие основные тренды поведения потребителей вы зафиксировали за минувший год?

— Основная тенденция в поведении пользователей — это их готовность делегировать свои платежи умному роботу. Люди, естественно, ленивы, им никогда не хотелось осваивать премудрость оптимального совершения платежей, да и процесс расставания с деньгами никого не радует. А роботы, которые следят за вашими задолженностями, налогами, кредитами, уже стали достаточно умными и точными, они теперь лучше знают, за что и когда вы должны заплатить, и по вашему поручению могут списывать деньги. Люди активно перепоручают нашим роботам слежение за регулярными платежами и погашением задолженностей. Это смещение фокуса внимания: пользователь предпочитает, чтобы о грустном за него думал кто-нибудь другой. Люди наконец признали, что роботы умнее.

— Как кризис отразился на финансовых показателях «Яндекс.Денег» в 2015 году? Ожидаете ли вы спада доходов? Какой квартал был для компании наиболее сложным?

— Мы не первый кризис в стране проживаем, и наши пользователи редко и не в первую очередь экономят на том, за что мы принимаем платежи. В кризис люди начинают экономить на дорогих вещах, путешествиях, на покупке нового автомобиля — эти платежи обычно происходят не с нашей помощью. Даже те, кто в ресторан лишний раз не сходит и откажется от билета на самолет, билет в кино все равно купят и книжку скачают и прочитают — просто не в отеле на Гавайях, а дома на балконе, но книжку-то они купят все равно через нас. Мы не ощущаем существенного давления со стороны кризиса на рынке.

— Доходы все же растут?

— Да, конечно. У нас довольно амбициозные планы: в 2016 году снова планируем вырасти раза в два. Задача, поставленная акционерами, — увеличивать долю рынка, и мы с ней справляемся.

— Будет ли корректироваться прогноз на 2016 год из-за кризиса?

— Пока не произошло резкого ухудшения рынка, мы не видим оснований корректировать прогноз на 2016 год.

— Предусмотрены ли в 2016 году инвестиции на M&A и в каком объеме?

— Нет, мы не покупаем никого. Если наши акционеры хотят вложиться в кого-то на рынке, то покупают сами, а мы сотрудничаем с новоприобретенными «дочками».

— Каковы перспективы развития «Яндекс.Денег» на Украине? В связи с политической напряженностью между РФ и Украиной не рассматриваете ли вы возможность заморозить бизнес на Украине?

— У нас нет отдельного бизнеса на Украине, мы обслуживаем интернет-магазины всего мира, в том числе из Украины, Белоруссии, России, Китая, Великобритании и других стран. Здесь нет никаких специальных ограничений в работе с Украиной.

— Рассматривают ли «Яндекс.Деньги» возможность открыть представительство за рубежом? Например, в Турции, где уже работает поисковик «Яндекс»? Или в Европе?

— Мы открываем представительства там, где помощь наших сотрудников нужна потенциальным клиентам. И сейчас это прежде всего Китай: в Шанхае специалисты «Яндекса» и «Яндекс.Денег» помогают китайским предпринимателям сориентироваться в особенностях российского рынка и выбрать правильный путь к российским покупателям. Турецких и европейских продавцов, желающих продавать товары через интернет нашим с вами соотечественникам, пока не такой поток.

— Как вы оцениваете регулирование в сфере электронных платежей?

— В регулировании электронных денег сказывается идеологическое отличие Европы от России. Это два принципиально разных подхода, а не просто объем внимания регулятора. Аналогичные разные подходы видны, например, в логике асфальтирования дорожек во дворе нового дома. Либо вы строите дом, заселяете в него жильцов, а потом смотрите, где они натоптали тропинки, как им на самом деле удобнее ходить к автобусу, в гараж и в магазин, — и асфальтируете эти дорожки. Либо вы на стадии подготовки проекта дома рисуете в фотошопе дорожки, в соответствии с планом их асфальтируете, а потом годами посыпаете семенами травы те места, где жильцы каждое утро идут по газону.

Так вот, к сожалению, европейская тактика заключается в том, чтобы асфальтировать дорожки после заселения, а российская — ровно наоборот. И, конечно же, это мешает, потому что людям приходится испытывать неудобства, либо — топтать в неположенном месте, а игрокам рынка — идти к регулятору и уговаривать: «Ну сколько можно восстанавливать газон, давайте уже перенесем дорожку». И регулятор в той или иной степени что-то переносит — или не решается. Если бы в России подход к регулированию был ближе к европейскому, у нас бы развивалось все намного быстрее, а пользователи имели бы больше интересных и удобных сервисов. Игроки платежного рынка умеют сами договариваться об оптимальной системе взаимоотношений. Нет ощущения, что чего-то не хватает.

— Ведутся ли переговоры об интеграции платежной системы «Яндекс.Деньги» с НСПК? Или возможное сотрудничество по предоставлению сервисов для держателей карт «МИР»?

— Мы вместе со всеми банками — эмитентами Mastercard в назначенные регулятором сроки перенесли внутристрановые транзакции в НСПК. Ни у кого не было выбора, никто не мог отказаться или отстать.

— Насколько часто «Яндекс.Деньги» сталкиваются с запросами со стороны правоохранительных органов относительно деятельности партнеров и клиентов компании? Как выросло их количество по сравнению с прошлым годом?

— Количество запросов само по себе вряд ли информативно — ведь мы получаем их не чаще и не реже, чем любые другие банки. Мы с точки зрения правоохранительных органов являемся просто одним из банков. Аудитория наша растет, и пропорционально темпам роста количества пользователей увеличивается информационный поток по ним.

— Нарушения каких законодательных норм интересуют правоохранительные органы в большей степени?

—Ничего специфического — например, поиск денег по судебному иску или по налоговым претензиям, запросы о наследстве, — то, что ищут везде, во всех банках.

— Какие планы у компании в ближайшей перспективе, возможна ли диверсификация бизнеса?

— Мы развиваемся в двух направлениях. Первое — продукты для бизнеса: это наше платежное решение «Яндекс.Касса», которая буквально за два года вышла в лидеры и здесь нам нужно удерживать долю, а главное — сделать для интернет-магазинов процесс платежа более эффективным. Мы фокусируемся на новых платежных опциях и новых сценариях оплаты, которые позволят сделать платеж более удобным для покупателя, а значит, более прибыльным для магазина.

Второе направление — это умные платежные продукты для пользователей, то есть все виды автоплатежей и разные виды онлайн-переводов. Например, мы довольно активно работаем с социальными переводами, в этом направлении обязательно будут новые сервисы. Например, я хочу отправить вам деньги, но ничего не хочу знать про ваш банковский счет или банковскую карту. Я знаю ваш номер телефона или e-mail — а вы, пожалуйста, сами решите, куда полученные от меня деньги положить. Эта новая идеология, в которой мы движемся: для обеих сторон процесс перевода сильно упростится, не будет риска совершить ошибку, спокойнее станет с точки зрения безопасности, и люди будут более активно передавать деньги через интернет, а не наличными при встрече.

Просмотров: 12 | Добавил: sefilap1987 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Форма входа
Поиск
Календарь
«  Июнь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2018Создать бесплатный сайт с uCoz